FANDOM


  Я стояла, балансируя на выносной балке главной антенны, расположенной на крыше нашей лаборатории, и наблюдала за закатом солнца. Сегодня, пять часов назад, было объявлено об окончании первой фазы работ над евангелионом. Юнит прошел все первичные испытания, и был готов к адаптации под пилота, которого Миллер обещал доставить в ближайшие недели. С начала постройки и до сего момента прошло два года. Два насыщенных года работы. Количество сопутствующих технологий, которые разработало наше отделение НЕРВ, превысило две тысячи наименований. Из них две третьих разработала лично я.
  В данный момент, аналоговое сознание пребывало в состоянии близком к тому, что можно описать как эйфория. Оперативный стек задач был пуст, и уже не требовалось постоянно искать свободные ресурсы для личных нужд. Сейчас например я тратила все мощности на простой анализ поступающего с сенсоров набора ощущений. И как сказал бы в такой момент Костя, "мне было просто хорошо". В лаборатории мастер понаблюдав за мной улыбнулся и попросил "сгинуть куда-нибудь", а то я своей "светящейся" физиономией отвлекала его от работы. Михаил так и не оставил попыток разобраться в принципах работы моего сознания. Особенно, после того как мы открыли крайне интересный факт касающийся моего мозга.
  В процессе проведения своей модернизации, после того как была освоена запись на кристалл и размеры устройства были минимизированы, я решила добавить дублирующий кристалл для хранения резервной копии своей личности и памяти. Мои опасения в том, что копия рабочего кристалла будет являться моей копией и возникнет дубль, не оправдались. Несмотря на кажущуюся очевидность такого развития событий, второй кристалл остался полностью пассивным. Более того, после очередной перезагрузки главного "мозга", я с удивлением осознала, что не выключилась, как ожидалось, а продолжаю мыслить, но используя ресурсы резервного модуля. После загрузки основного модуля мозга, вся работа снова начала осуществляться им. Причем какой либо задержки при переносе я засечь не смогла. Если она и была, то была близка к планковскому времени. Мастер, когда я рассказал ему об этом факте, категорично заявил, что все загадки этого мира можно смело выкинуть в мусорку. Поставить перед учеными факт моего существования и если они разберутся в нем, то все остальные проблемы покажутся детским лепетом. После чего, попросив меня взять его задачи на себя, он решил полностью заняться изучением моего мозга.
  - Алло, Тарья? - Мне пришел сигнал из внешней системы коммуникаций, по каналу телефонии. Судя по номеру и шифросигналу, звонил Миллер. Канал не закрытый, значит ничего срочного или секретного в беседе быть не должно.
  - Добрый вечер, Дмитрий.
  - Так, ты уже подготовила помещение под банкет и демонстрационную площадку для высокой комиссии?
  - Какой банкет?! - Эмоциональный модуль, передал команду выразить крайнюю степень удивления, так как подобных задач у меня в списке не было и документов с подобными указаниями не поступало.
  - А, так ты ещё не в курсе. В общем слушай. Главы НЕРВ-Германия и США, плюс представитель от правительства России, хотят посмотреть на новый юнит. Так что готовь демонстрационную площадку в геофронте для избранных, и официальную часть с фуршетом для свиты и наших основных ученых и инженеров. Только проследи, чтобы народ был из тех, кто умеет держать язык за зубами. Официально всё начнется через три дня, но сама понимаешь - сроки могут измениться. Вроде всё? Всё, - сказал он и разорвал соединение.
  - И как расценивать такую задачу? - Спросила я, адресуя вопрос заходящему солнцу, и, кувыркнувшись для придания корректной начальной траектории, спрыгнула с балки, тормозя падение куполом силового поля настроенным на взаимодействие с атмосферой.
  Это одна из немногих новых технологий, которые были разработаны не в нашем отделении. Французские ученые поставили себе целью выяснить как можно больше дополнительной и сопутствующей информации, содержащейся в свитках мёртвого моря, и нашли несколько любопытных описаний технологий, нам доселе неизвестных. Однако качество сохранившихся данных позволило восстановить лишь несколько из них: технологию очистки почвы от радиоактивных веществ, и технологию силовых щитов. Благодаря новым источникам энергии, я смогла дополнительно защитить евангелион, разместив в ключевых точках юнита эмиттеры щита и синхронизировав их все между собой.
  Для себя же я смогла установить только один генератор поля, но работающий по опорным точкам расположенным в теле. В итоге общая мощность поля определялась мощностью эмиттера и механической прочностью опорных узлов. Для юнита были использованы специальные сплавы и с учетом совмещения эмиттера и опорных точек, позволяло успешно защищать его от атак с малой кинетической энергией. Эксперименты показали, что разрушаться эмиттеры начинают после часа непрерывного обстрела из штатных артиллерийских установок. Теоретически щит позволял полностью защитить механические части юнита от ядерного взрыва мощностью пятисот килотонн. К сожалению, электромагнитные излучения он поглощал только в определенных диапазонах. Гамма излучение им не блокировалось, с другой стороны юнит мог не опасаться углекислотных лазеров, в этом диапазоне излучение полностью отражалось.
  Мои же опорные точки были сделаны из сплава титана, и теоретически выдержат, не разрушаясь, очередь в упор из автомата снаряженного бронебойными патронами. Однако главным преимуществом, была возможность формировать из этого поля сложные гетерогенные структуры, такие как крыло или купол. Вот сейчас купол позволял погасить скорость при падении с высоты пятидесяти восьми метров. Приземлившись, я отправилась в нашу лабораторию.
  - Мастер, мне нужна ваша помощь, - обратилась я к работающему с терминалом Михаилу, присаживаясь на краешек стола. Эту позу я подсмотрела у той же Маши и она была признана подходящей для схем неформального общения.
  - Кавалеры пристают? - Улыбнулся он.
  - Если бы, - демонстративно вздохнула я. Общаясь с мастером я старалась максимально приблизить свое поведение к человеческому. - Миллер в очередной раз меня озадачил. Потребовал организовать фуршет и демонстрацию, как он сказал "для высокой комиссии" из других отделений НЕРВ. Причем, что надо подготовить, так и не сказал, - пожаловалась я.
  - Вроде уже большая начальница, чернуля, а всё ещё главное не поняла, - мастер похлопал по стоящему рядом креслу. - Давай садись по-человечески, нечего стол ломать и слушай.
  - Вот ты у нас по сути глава целого отделения НЕРВ, но пытаешься всё делать сама. Пока ты занималась инженерной частью, всё было правильно, но сейчас всплыли организационные вопросы. И что из этого следует?
  - Мне надо изучить эту проблему?
  - Не без того. Но! - Он наставительно поднял палец. - Главное не пытаться делать всё самой. Назначив задачи для подходящих руководителей отделов, вот что ты должна сделать, остальное уже не твои проблемы. Фуршет и помещение под него задача для столовой и коменданта. Экскурсию поручи старшему технику, официальными словоблудьями пусть займется твой секретарь. Кстати, где он там бегает, не видно его совсем. Может он у тебя просто так прохлаждается?
  - Нет, он полностью занят. Я передала ему всю бумажную работу и лишь изредка сверяю результаты с цифровыми копиями. На фоне многих других работников, он действительно выполняет свою работу с максимальной отдачей.
  - Ну раз так, вперед и с песней. Иди, лови народ и радуй срочными заданиями, а то совсем они у тебя разбаловались, забыли что такое ночные авралы. А я тут чуточку ещё посижу... - Сказал он поворачиваясь к терминалу.
  - Михаил, вот сколько я буду говорить что вы себя совсем не бережете, а? Опять сидите здесь уже часов двенадцать и не ужинали нормально?
  - А вот и нет, и даже все лекарства принял. Так что не гневайся барыня. И на сегодня я практически всё закончил и уже в общежитие собираюсь.
  - Смотрите мне, - пригрозила я. - Приду, проверю.
  Посетив коменданта и главного повара, они ещё не успели покинуть рабочие места, и поставив им задачи, я отправилась в геофронт. На данный момент, когда нагрузка на сознание была минимальна, "сон" мне требовался не больше четырех часов в неделю. Так что сейчас, особенно когда в геофронте нет посторонних, можно заняться подготовкой смотровой площадки. Точнее установкой дополнительных переборок и шлюзов в коридорах. В качестве наблюдательной площадки подойдет и мой кабинет, который техники почему-то прозвали аквариумом. Его я разместила напротив главного ангара, на высоте головы евангелиона, закрепив комнату на стене геофронта. Кабинет представлял собой полуцилиндр радиусом пятнадцать метров. Несущие балки были стальными, потолок и пол из листового бронестекла. Переднюю стену закрывал монолитный лист оргстекла, армированный микроволокнами.
  Расположение кабинета позволяло мне, не теряя прямого подключения с размещенным здесь же ложементом, имеющим прямой доступ в сеть, при этом иметь возможность лично наблюдать за всеми происходящим в геофронте работами. С тех пор, как меня пытались взорвать, я пересмотрела свое отношение к уровню надежности систем видео-наблюдения. Поэтому в этом же помещении я расположила терминалы для смены дежурных техников. По штатному расписанию их должно быть четыре человека. Начальник смены, энергетик, "безопасник" и инженер. Сейчас по окончании работы дежурили только начальник и "безопасник". Отсюда они могли мониторить состояние всех открытых для общего доступа помещений и техническими системами комплекса.
  - Добрый вечер, - поприветствовала я находящихся на посту.
  - Добрый, - дружно отозвались они.
  - Леди, а мы и не ждали вас сегодня, - сказал Кирилл, один из старших инженеров. - Или вы в порядке продолжения отдыха-развлечения?
  - В каком смысле?
  - Ну, вы же вроде отпуск взяли, - дежурные переглянулись. - Вот Василий заснял, как вы сегодня с крыши сиганули. Красиво кстати.
  - Мне не требуется отдых в той форме, какую вы имеете ввиду. Просто я выполнила весь оперативный стек задач, а перейти к отложенным задачам пока не могу. Нет ресурсов, - ответила я, закрывая глаза и подключаясь к ложементу. Надо будет перекрыть переборками большую часть коридоров, и сдвинуть краны дабы обеспечить обзор на юнита. Закрытые же глаза стали сигналом для людей, что я занята и работаю с сетью. Как оказалось невербальные сигналы составляют довольно значительную часть коммуникаций, и мне пришлось добавлять мимической системе новые схемы.
  - Хорошо ей, подключилась себе напрямую и гоняет дронов. Вот ты пробовал удаленно дроном управлять? Тот ещё геморрой, - обратился второй дежурный к Кириллу.
  - Не только пробовал, но и работал. Всё вполне себе логично, но вот сделать что-то по-настоящему сложное - слишком утомительно. Проще к Тарье запрос сделать.
  - Это я всё к чему. Благодаря нашему отделу разработки и Тарье мы сейчас впереди планеты всей, так?
  - Я бы не сказал, что совсем впереди. Но во многих областях мы обогнали и США, и япошек.
  - Так почему бы не сделать прямое управление дронами или цифровыми схемами. Ведь и опыты и эксперименты были за бугром, и даже удачные. Как думаешь, может подкинуть идею Леди?
  - Да подкинуть то можно, только никто не позволит начать разработку.
  - Без соответствующего обоснования идея бессмысленна, - вмешалась я в разговор. - Но если вы сможете составить план разработки и заинтересовать Миллера, то почему бы и нет.
  - Ээ, Тарья, ты же вроде дронами управляешь? - Удивился безопасник.
  - Именно.
  - И с нами разговариваешь?
  - Да.
  - А как?! Нет, ну я всегда думал, что когда ты подключаешь к креслу, то отключаешься от окружающего мира.
  - В этом нет необходимости. Я всё же совершеннее чем твоя любимая операционная система, и могу параллельно выполнять достаточно большое количество задач.
  - А раньше то почему молчала?
  - Я могу позволить себе выделить ресурсы на общение. Человек же может отвлечься от рабочего процесса, что чревато сбоями и ошибками, которые могут вызвать нарушение рабочего процесса. Это недопустимо.
  - Кстати, а оно вообще возможно, прямое подключение? - Спросил Кирилл.
  - Нет данных, которые указывали бы на невозможность разработки подобного прибора. Все ограничения связаны со структурой человеческого мозга и сознания. Даже если научиться снимать показания не только кинематики, но и основной мыслительной деятельности, аппарат будет лишь пультом управления. Достичь такого же эффективности как у меня, скорее всего в принципе невозможно, либо потребует длительной тренировки и существенной самодисциплины. Тут требуется другой подход к самой системе управления. На его поиск может уйти много времени.
  - В общем ясно. Нифига нам, Кир, не обломится, будем дальше на кнопки жать.
  Дальше разговор дежурных ушел в обсуждение личной жизни, и я в него больше не вмешивалась. До утра продолжала выполнять запланированную модернизацию комплекса.
  К девяти часам все работы были выполнены, дроны отправлены на обслуживание. Из задач осталось только посетить всех исполнителей и проверить начались ли работы. Потом можно отправиться к мастеру в лабораторию. Даже если он будет занят, и пообщаться не удастся, наблюдать за его работой тоже очень интересно, и как оказалось, является хорошей тренировкой для анализатора мимики, которая у Михаила очень живая, и когда он увлекается становиться ещё активнее.
  В девять тридцать, когда я поднималась по главному туннелю на поверхность, пришел вызов от Миллера:
  - Привет Тарья, как там вводная, начала подготовку?
  - Доброе утро. Подготовка начата, назначены основные исполнители, смотровая площадка подготовлена.
  - Быстро ты однако. В общем слушай, с наблюдателями и учеными припрется "свита" и журналисты. И не известно кто там будет, проверить досконально всех не получится. По этому проверь заранее камеры, систему безопасности, ну не мне тебя учить.
  - Уровень безопасности мы подняли до максимально достижимого в данных условиях. Любой не зарегистрированный на базе человек будет обнаружен в течение минуты.
  - В любом случае, я хочу, что бы ты проконтролировала всё лично. И да, подготовь краткий доклад по юниту. Представишь нашу машинку для товарищей. Главное побольше воды и научных терминов, нам надо прорекламировать евангелион, а не распространить данные о его устройстве.
  - Вы уверены в целесообразности такого подхода? Я не знаю требований, которые могут быть предъявлены к докладчику. И мне кажется нецелесообразным демонстрировать меня перед журналистами, разве наша работа не закрыта от непосвященных?
  - Так значит, меня разводить на ресурсы ты у нас умеешь, а как доклад зачитать, так в кусты, - усмехнулся он. - В общем людям в этом вопросе я не доверяю, могут сболтнуть лишнее. Тебе же задача - выдать минимум как можно более заумным языком. Там ученых среди основных персонажей всё рано не будет. На счет секретности не беспокойся, о тебе знают уже все заинтересованные личности, пора выходить в свет и приучать общество к доверию к кибернетическим системам.
  - Принято.
  - И да, подбери себе подходящую одежду. Ты конечно у нас и так красавица, да и покрытие последней версии довольно занимательно смотрится, но среди белых рубашек и костюмов будешь белой вороной так, что придумай что-нибудь. Ах да, через три дня к полудню прибудет первая делегация, так что можешь составлять расписание.
  - Понятно. Но должна сказать вам, что последнее время не могу отслеживать логику принятия ваших решений, - я решила всё же прояснить некоторые моменты наших взаимоотношений. Тем более сейчас узловой момент развития событий и без должного уровня взаимодействия можно потерять контроль над обстановкой. - Ваши действия привели к тому, что сейчас я единственная, кто может в оперативные сроки чинить или поставить в строй поврежденный евангелион. Если я потеряю контроль над ситуацией, будущее мира, а значит и мастера, будет под угрозой.
  - Вот именно поэтому, малышка, ты должна следить за всем, что происходит. Внимательно следить, и не допустить своего уничтожения. Иначе весь наш план пойдет прахом.
  - В детали которого вы меня не посвятили...
  - А то ты не догадалась ещё о моих целях?
  - Есть около сорока равновероятных возможностей и у меня нет информации, которая позволяет выделить какой-то один из этих вариантов.
  - Всё просто, милая, мы должны подвинуть "царя" с трона. Гендо не должен быть единственной силой в токийском геофронте, мне... нам нужен противовес и этим противовесом будешь ты.
  - Я не понимаю каким образом постройка юнита позволит мне...
  - Тарья, смотри немного шире, - остановил меня Миллер. - Юниту нужно будет обслуживание и ты, как главный инженер и разработчик проекта, отправишься с ним в Токио, когда придет время. Человека, милочка, можно шантажировать, запугать, убить в конце концов. Он обязан подчинятся приказам вышестоящих. Ты выпадаешь из этого поля возможностей. Шантажировать тебя практически невозможно. Убить? Я читал твой список модификаций, кстати, я уверен ты дала мне далеко не всю информацию, но даже того, что в неё есть, хватает, чтобы понять главное. Для того, чтобы тебе навредить, понадобится евангелион, а то и не один.
  - Я не оставлю мастера без присмотра.
  - Это будет ценой и тем фактором контроля, милочка, о котором ты когда-то спрашивала. Михаил отправиться со мной в головной офис. И его "карьера" и жизнь будут напрямую зависеть от твоих действий.
  - Я могу покинуть проект прямо сейчас. Вы не успеете захватить мастера.
  - Но ты этого не сделаешь.
  - Вы не может быть уверены в этом.
  - Тарья, милая, я прочел свитки мёртвого моря по-новому. Исправил те ошибки, что ты внесла в алгоритм, и прочёл. Да-да, я знаю то же, что и ты. И мы с тобой знаем, что без тебя мир будет уничтожен, а в месте с ним и твой мастер. Так что просто будь хорошей девочкой и все мы будет живы и местами счастливы, - сказал Миллер, обрывая связь.
  Повинуясь рефлекторному порыву возникшему в аналоговом слое после переоценки образа Миллера, я ударила по стене подъемника, разрывая металл и повреждая одну из направляющих. Механизм встал, сработать сигналу тревоги я не дала, перехватив сообщение и направив сюда группу ремонтников для устранения повреждений. Покинув подъемник, я пошла наверх по лестнице, анализируя собственное состояние.
  К концу подъема анализ был завершён. Причиной выхода аналогового слоя на режим перевозбуждения было то, что люди называли "гневом". Я хотела уничтожить угрозу в лице Миллера, и ввиду потери контроля, команда на атаку прошла, уже при простом анализе образа Дмитрия. Плохо. Чем сложнее становиться нейронная сеть, чем ближе мое сознание к полному переходу на аналоговые принципы. Тем тяжелее мне им управлять. В текущих обстоятельствах проблема решения не имеет. Требуется другие методы, и для начала стоит фильтровать моторику и кинематику через цифровой слой, во избежание повторения сегодняшних событий. И так же начать новую обучающую серию для аналогового слоя, осталось только найти подходящий алгоритм, который позволит перенаправлять эмоциональные вспышки в конструктивное русло. Проблема Миллера осталась открытой, в текущих обстоятельствах я бессильная и не имею возможностей повлиять на него. Значит стоит перейти к ожиданию подходящих возможностей, поле вероятностей вполне может привести события к удобным мне. Единственное что стоит сделать, так это ещё больше увеличить моё участие в проекте и привести к ситуации когда я стану действительно незаменимой. А вот ресурсы, которые выделялись на изучение политической обстановки, стоит перенаправить на выяснение задач, которые ставит перед собой Дмитрий. "Смещение царя" не может быть основной целью, лишь элементом другого плана мне неизвестного.
  Приняв решение, я всё же отправилась к мастеру за новым советом. Михаила я нашла в лаборатории, спящим за терминалом. Не смотря на все мои предупреждения, требования и даже угрозы, от этой привычки он так и не отказался. Я даже пробовала повлиять на него через Машу, но она даже пытаться не стала, сказала, что если мастер упрется во что-то рогом, то бесполезно на него влиять, пока не закончит - не успокоится.
  - Михаил, просыпайтесь, - я аккуратно потрясла мастера за плечо.
  - А, Тарья, что такое? - Вздрогнув, подхватился он.
  - Уже утро и даже рабочий день начался.
  - Тарья, давай не будем начинать заботиться о моё здоровье с самого утра?
  - Почему вы решили?..
  - А то я тебе не знаю, сейчас снова будешь рассказывать мне, что я за здоровьем не слежу, - перебил меня мастер.
  - Не могу ни чего поделать, - развела я руками. - Меня вы не слушаете хоть и знаете, что я права.
  - Права-права, но я, кажется, нащупал подход...
  - Мастер, вы бы взяли перерыв и обратились к какой либо другой теме. Сейчас принципы моей работы не актуальны, давайте подождем, пока завершатся основные глобальные события. Тогда можно будет вплотную заняться ими. Сейчас же, давайте-ка я провожу до общежития и в столовую.
  - Всё-таки не доверяешь? - Улыбнулся он.
  - Нет. В этих вопросах я предпочту лично убедиться, что вы в очередной раз не застряли вместо завтрака в какой либо лаборатории.
  - Ну что с тобой будешь делать, пойдем.
  По дороге мы встретили одного из коллег мастера, который предложил заглянуть к нему в кабинет. Михаил вздохнул, посмотрел на ученого, потом на меня, снова вздохнул и отказался. Сославшись на меня, дескать начальница всячески неволит и он ничего не может поделать.
  Уже в столовой, когда Михаил закончил завтрак, я спросила:
  - Мастер, мне снова нужен ваш совет.
  - Опять Миллер что-то учудил или проблемы с подготовкой?
  - Я бы сказала - проблема связана и с тем и другим. Подготовка идет как запланировано, но Миллер настойчиво посоветовал мне подобрать одежду, чтобы не "выделяться" на предстоящем мероприятии. Хотя я и не понимаю чем это может мне помочь.
  - В чем проблема-то? Возьми Машу например и прокатись в город. И тебе помощь, и девочка развлечется, а то у них последнее время постоянный аврал.
  - Но такая поездка может нарушить статус секретности.
  - Да брось. У нас под боком 99% населения работают на базе, а то и в геофронте, и подписками о неразглашении обвешаны все как новогодние елки игрушками. Да и те кому положено о тебе и нашей работе знают, не стоит недооценивать работу разведки.
  - В таком случае встает вопрос об охране. Если я смогу отбиться от возможного нападения или пережить довольно сильный взрыв, то спутники могут пострадать.
  - Хм. - Мастер явно задумался. - А зачем тебе целый отдел безопасников, ты начальница или где? Поставь задачу и пускай крутятся как хотят.
  - И да, все местные терминалы принимают наши идентификационные карточки. Так что езжай не сомневайся.
  - Мастер, я буду права, если предположу, что моё отсутствие на базе выгодно не только мне с точки зрения выполнение задачи, но и для вас?
  - Да с чего ты взяла, я например очень хочу посмотреть на тебя в одежде.
  - Не убедительно, вы могли бы поехать с нами.
  - Ну ты же видишь я сейчас занят...
  - Всё с вами ясно. - Я обреченно покачала головой. - В высокой долей вероятности Макарыч нашел новую бутылку редкого напитка и предложил вам распить её? Я права? - Оценив мимику и остальные физиологические показатели пришла к выводу. - Я права. Мастер, я же забочусь о вашем здоровье, вам нельзя употреблять спиртосодержащие напитки с такой-то нагрузкой на печень.
  - Если нельзя, но очень хочется, то можно, - обезоруживающе улыбнулся Михаил. - Тем более домашняя медовуха не навредит, там градуса считай почти нет.
  
   ***
  
  Поставив задачу "безопасникам", на подбор телохранителей на поездку и послав сообщение Маше, которая как и предполагалось, была только рада поездке, я отправилась на стоянку. Сборы как ни странно заняли всего пятнадцать минут. К этому времени ко мне прибежала племянница мастера, и по сложившейся традиции стала пересказывать мне свежие сплетни. В моем лице, она нашла идеальную слушательницу, я всегда внимательно и практически не вмешиваясь в её монолог, выслушивала её рассказы. Как оказалось их анализ позволял довольно точно оценивать психологическое состояние коллектива. Точнее его административной части. Состояние техников я отслеживала по диалогам дежурных в геофронте, и изучением записей отдыха Макарыча. Его группа, употребив существенное количество спиртных напитков, переставали сдерживаться и высказывали друг другу то, что в обычных условиях не всплывало в диалогах. Неоднократно эти исследования помогали выявить причину напряженности в коллективе и заранее её нейтрализовать.
  Всё же путешествия в транспорте очень информативное время провождения. Во всяком случае для первой поездки по маршруту. Телохранители сами подобрали транспорт, два бронированных легковых автомобиля, которые числились на балансе как представительские средствам. И судя по всему были предназначены как раз для таких поездок.
  Сам город показал, что я скопила достаточно корректные сведения о человеческих городах. Стандартные схемы планировки, высота зданий и поведение населения, во всяком случае, полностью соответствовали предсказанным схемам. Единственное отличие, наличие укрепленных дотов на всех крупных перекрестках. Я не сделала поправку на то, что в стране до сих пор не отменено военное положение.
  Сейчас мы направлялись к крупному торговому центру. Выяснив у Маши список подходящих адресов, я выбрала тот в котором на минимальной площади был максимальный выбор. Тратить много времени на поиск подходящей одежды было бы не рационально. Жаль подходящих чертежей не нашлось в базе данных, тогда можно было бы просто собрать подходящую модель на конвейере. Но ничто не мешает мне сейчас скопировать все подходящие схемы.
  После того как мы припарковались неподалеку от входа, трое сотрудников из второй машины рассредоточились, и растворились в толпе посетителей. Двое отправились с нами, держась за нашими спинами.
  - Так, хоть наш выбор существенно ограничен твоим имиджем, но здесь мы точно подберем тебе пару комплектов, - категорически заявила девушка. - И для начала пойдем мы вон туда. - Потянув меня за руку, она двинулась на второй этаж комплекса.
  Встречные люди реагировали на нас довольно стандартно. Судя по поискам в базе, это были сотрудники НИИ. Те же кто проявлял наибольшую степень удивления, в базах не числились и скорее всего работали только в городе.
  В следующие два часа мы перебрали десяток подходящих по мнению Маши комплектов. Выслушав при этом целый спич Маши о современной моде, моей хоть и идеальной, но нестандартной фигуре, и текущих ценах. Связанности в рассказе девушки не наблюдалось, судя по всему у неё просто чрезмерно развит речевой центр в мозге. Под конец я решила уступить Маше и сменить обстановку, уж слишком "кислые" лица были у наших охранников.
  - Давай немного посидим, а то я набегалась за сегодня просто ужас, да и пить хочется.
  - Возможно стоит совершить покупки и отправиться на базу?
  - Да ладно Тарья, что ты такая бука или у тебя внезапно срочные дела? Вы же вроде закончили своего робота.
  - Мы зря тратим время.
  - Покупать бухты-барахты нельзя. И вообще считай это практикой по живому общению с людьми. Вот.
  - Разве я демонстрирую некорректное поведение...
  - Нее, всё в порядке, вот только больно уж ты серьезная. Посмотри как ведут себя отдыхающие люди.
  Согласившись с такой точкой зрения, я отправилась следом за девушкой. Через четверть часа, когда Маша, решившая заодно и перекусить, принялась за десерт, в помещение вошел Александр, идущий с девушкой под руку. Поиск по базам данных не принес результата, запрос к городской базе сейчас был невозможен, он доступен только из внутренней сети. Посторонний человек может представлять опасность, особенно в случае с моим секретарем. Он допущен к секретной документации. Нас они тоже заметили и помахав рукой направились к нашему столику. Охрана, оценив приближающихся к нам и узнав Александра, не стали вмешиваться. Только сейчас я обратила внимание на занятый ими столик, с точки зрения идеальная позиция. Они вдвоем просматривали всё окружающее пространство.
  - Тарья, Маша. Добрый день, - поздоровался Александр. - Дамы, это Алиса, моя девушка. Мы присядем с вами?
  - Добрый день, - ответила я. - Маша, ты же не против?
  - А я думал вам запрещено покидать территорию базы? - Спросил меня секретарь, поднося пару стульев от соседних столиков.
  - Таких ограничений нет. Просто нет смысла тратить время на поездки. Сейчас же мне понадобилось совершить пару покупок. Надо подготовиться к встрече делегации.
  - Я краем уха что-то слышал. Вроде большие шишки приезжают.
  - Ага, - ответила за меня Маши. - Во! Даже Тарью приодеться заставили.
  - Прямого приказа не было, - ответила я Маше.
  - Но просьбы нашего Миллера равносильны служебным инструкциям. Так, я сейчас вернусь, - сказал он, отправившись за заказом.
  - А вы и правда робот? - Довольно робко спросила Алиса. Либо она чересчур хорошая актриса, либо действительно это её естественное поведение. Во всяком случае физиологических отклонений и излишнего волнения не замечено.
  - Правда, но я предпочитаю термин андроид.
  - Как интересно, - протянула она. - Я просто по образованию математик, и занималась теоретическими основами искусственного интеллекта, но дальше прикладного умствования мы сдвинутся так и не смогли. Вы не скажете, чьи работы заложили основу вашей эээ... конструкции?
  - У вас нет права доступа к такой информации. Однако я всё же могу удовлетворить ваше любопытство. Моя конструкция не имеет аналогов и абсолютна уникальна.
  - Ага, я всегда говорила, что дядя хоть и не от мира сего, но гений, - похоже на Машу сейчас найдет очередной приступ, как говорил мастер "словесного поноса".
  - Я тоже так считаю, - перебила я её. Пока она не выдала лишней информации, которую посторонним знать не следует. - Маша, ты закончила?
  - А? Да.
  - Тогда идем, мы и так потеряли слишком много времени.
  - Но мы же не посмотрели в том магазинчике на четвертом этаже?
  - Все последние варианты, что мы рассматривали, в среднем идентичны. Подойдет любой из них.
  - Уже уходите? - Поинтересовалась Алиса.
  - Да, мы вынуждены спешить и так уже потеряли слишком много времени, - ответила я, отправляясь в сторону ближайшего из уже посещенных магазинов. Маша слегка замешкалась и отстала, этим я воспользовалась, чтобы поставить задачу телохранителю.
  - Игорь, - обратилась я к старшему из телохранителей. - Возьмите девушку пришедшую с Александром в разработку.
  - Это важно? Просто просматривать ещё и семьи работников может быть накладно.
  - В данном случае важно. У секретаря слишком высокий доступ, и официально он не женат. Если обнаружится хотя бы малейшее подозрение на шпионаж, девушку изолируйте, желательно в тайне от Александр. Официальный приказ получите на базе.
  - Есть.
  В целом поездка прошла успешно, и упущенный пробел в системе безопасности был обнаружен. По прибытию, меня ждало очередное изменение расписания - прибытие комиссии ожидалось на следующее утро.
  ***
  
  Я ожидала наблюдателей и Миллера в своем кабинете в геофронте. По плану, сначала мы демонстрировали юнита для имеющих доступ. Потом официально информация давалась для всей делегации и для журналистов. Судя по всему Миллер начал готовить почву для более общего обнародования данных о третьем юните. И в конце фуршет. Я долго пыталась выяснить самостоятельно функциональный смысл последнего этапа, но в конце концов снова обратилась к мастеру. Он пояснил, что в неофициальных диалогах на таких мероприятиях могут решаться довольно важные вопросы или находиться нужные связи.
  Первым в геофронт спустился Миллер:
  - Ух ты! Вот действительно офис железной леди и образ соответствующий. Сама подбирала? - Сказал Дмитрий, осмотревшись. Несмотря на то, что он официально возглавлял наше отделение НЕВР, в геофронт он спускался лишь пару раз.
  - Маша помогла, - как оказалось этот брючный костюм единственный из набора покупок, которые не требовали менять кинематику тела. Все остальные мешали движению и требовали дополнительных настроек для модулей моторики.
  - Доклад готов?
  - Им займется один из главных техников.
  - Я же просил...
  - Именно по этому техническую часть будет рассказывать он, - перебила я Дмитрия. - Так как в целом всю конструкцию знаю лишь я и мастер. Теоретическую часть обосную я сама.
  - Если так, то под твою ответственность.
  - Как скажете.
  К одиннадцати часам собрались все заинтересованные лица. К сожалению доступа к данным по ним, кроме общих фраз из главной базы данных НЕРВ, не было. На меня поглядывали, но без явного интереса. Всё внимание было сосредоточено на евангелионе. И посмотреть было на что. При конструировании я полностью отказалась от подхода "древних", как я назвала создателей первых евангелионов, описанных в свитках. И дизайн, и строение внешней брони подверглись кардинальной переработке. Как итог Юнит 03 был совершенно не похожим на остальные построенные модели.
  Ни каких выступающих элементов, плотно прилегающие идеально подогнанные элементы брони. Суставы максимально прикрытые подвижными пластинами. Корпус покрашен несколькими составами, которые в комплексе позволяли поглощать излучения в диапазонах, в которых работают все известные системы дальнего обнаружения и радары. В головном модуле я полностью отказалась от выносных оптических приборов, и разместила их внутри, под прикрытием пятнадцатисантиметрового бронестекла, армированным напряженными микроволокнами. Первые прототипы этого материала сейчас служили полом в моем кабинете. В целом, евангелион представлял собой биологическую часть одетую в экзоскелет. Однако с учетом значительной кибернетизации организма юнита, даже потеря всей брони снизит боеспособность всего на сорок процентов.
  Универсальная система контроля вооружения позволяет юниту стрелять из всего набора производимого для евангелионов оружия. Так же, за счет отключения питания щитов, можно было запустить мощную рельсовую пушку, разработанную специально как основное ударное орудие дальнего действия.
  Ожидая, пока прибудут все заинтересованные лица, я отошла к стене и отслеживала прибывающих на базу людей. Параллельно отслеживая их перемещение по базе. Пока нестандартного поведения замечено не было, однако с учетом количества прибывших возможны любые нестандартные ситуации.
  - Господа прошу внимания, мы начинаем, - сказал Дмитрий, когда прибыл представитель НЕРВ-США. Его самолет был задержан в связи с погодной обстановкой над Атлантикой. Как заявили представители штатов, хотя данные со спутников не показали каких-либо существенных атмосферных процессов, которые могли бы помешать полёт.
  Вступительная речь Миллера оказалась достаточно витиеватой и ораторское искусство позволяло удерживать всё внимание собравшихся на речи Дмитрия. Кажется я поняла, почему он смог получить этот пост. Если я, работая на максимальной скорости, не могла полностью и адекватно расшифровать все оттенки смысла, что несла его речь, то большинство людей вообще скорее всего тратили всё внимание на вычленение нужной им информации, возможно упуская какие-то важные факты.
  Закончив вступительную часть, Миллер попросил меня включить освещение в геофронте. Как он сказал, если делегация сразу увидит юнит, эффект будет не тот и изначально мы хотели перекрыть роллставнями всё помещение, но в закрытом помещении глубоко под землей оказалось достаточно погасить всё освещение, что бы достичь нужного эффекта.
  Через несколько секунд, по помещению раздался дружный гул восхищения, в том числе и нецензурного на нескольких языках.
  - Разрешите представить вам господа. Юнит ноль три. Первый серийный тяжелый евангелион прорыва, оснащенный по последнему слову техники, - Дмитрий жестом указал на биомеханоида. - Алексей, ваш выход. Расскажите нам об этом юните поподробнее.
  Речь техника я уже не слушала, полностью переключившись на наблюдение за пребывающими людьми на поверхности. Тридцать пять человек делегации, и двенадцать журналистов допущенных на территорию, это очень много. Для ускорения досмотра я отправила на помощь дежурным на пропускном пункте группу дронов снабженных портативными сканерами. Как оказалась не зря, был задержан один из независимых журналистов, в его вещах была обнаружено несколько гранат и незарегистрированный пистолет Макарова. Так же было изъято пятнадцать портативных передатчиков и камер. Хотя всех заранее оповестили, что съемка на территории запрещена. Всех нарушителей передали внутренним войскам.
  На поверхность я поднималась последней, проверяя на предмет оставленных закладок. И случайно зашедших "не туда" гостей. Как было уже не раз, когда мы ловили шпионов на границе города. Один раз даже была пресечена попытка подкопа.
  В большом актовом зале кипела жизнь, журналисты суетливо перебегали от одной группы собравшихся к другой. Прибывшие члены делегации занялись обменом мнениями и судя по выхваченным из общей какофонии фразам, основной темой для обсуждения был наш юнит. Миллер был активен как никогда, лавируя между группами и постоянно что-то обсуждая. Я снова, пристроившись в стороне, наблюдала за происходящим, фиксируя новые лица и изучая все доступные данные о присутствующих людях. Собравшиеся здесь могли иметь существенное влияние и возможности влиять на глобальное поле вероятностей и лучше узнать о них как можно больше. Параллельно я запустила фоновый процесс поиска по свиткам мертвого моря. Возможно я смогу найти какие либо упоминания о присутствующих здесь людях.
  - А сейчас подробности о ТТХ юнита расскажет нам главный инженер проекта и по совместительству единственный в мире на сегодняшний день искусственный интеллект АКС-9 Тарья. - Отфильтровав упоминания моего имени, модуль отвечающий за мониторинг окружающей обстановки вывел меня из режима поиска.
  Интересна была реакция людей. Пока Дмитрий не объявил докладчика всё было спокойно, но после упоминания о ИИ журналисты, да и большая часть "свиты" резко оживились. Часть сразу же перевела внимание на экран, другая повернулась в сторону входа. Судя по всему я переоценила осведомленность посторонних о происходящем на базе и информация о моем существовании ушла только на верхние уровни управленцев. Либо же информация о новом юните поглотила всё внимание присутствующих. Другого объяснения отсутствия внимания ко мне со стороны журналистов я не видела. Хотя возможно, что это работа охраны равномерно рассредоточенной по залу. Они так же могли отваживать журналистов пытающихся подойти ко мне.
  Когда я поднялась со своего места в зале, и отправилась к кафедре на сцене наступила оглушительная тишина. Придав мимике дежурно вежливое выражения, я, как потом сказал мастер, начала капать на мозги. Максимально ровно, не прерываясь, я около получаса поясняла технические детали и общую информацию о юните. С учетом специфичной терминологии, часть из которой я же и ввела в оборот, думаю почерпнуть какие-либо сведения из моего рассказа смогут только аналитики.
  Вот чего я не ожидала, так это того, что существенная часть журналистов окружила меня, как только я спустилась со сцены. От необходимости отвечать на вопросы этой толпы меня оградил Дмитрий, который намекнул условия, на которых их вообще сюда пустили.
  Через несколько часов, большая часть делегации разъехалась, остались лишь несколько групп из немецкого отделения. Часть из них собиралась на какое то совещание в столице и разместились в общежитии.
  Мои надежды на то, что всё пройдет без эксцессов, провалились. В районе полуночи датчики зафиксировали нарушение периметра неустановленным лицом. Кто-то спустился через служебный вход в геофронт. Причем действовал достаточно осторожно, и если бы не дополнительные системы наблюдения, камеры не смогли бы засечь его перемещений. Часть из них он обходил, другую блокировал каким-то прибором на несколько секунд. Вот только он направился явно туда, куда мне и надо. Разблокировав один из проходов вниз, подала команду на открытие, когда вторженец проходил мимо. Вот только сразу после второй двери шлюза его ждали два дрона, вооруженных шокерами. Оглушив человека, я контролируя дронов напрямую, отнесла его в специально подготовленное помещение. Маленькая комната с металлическим столом и двумя зафиксированными на полу стульями. Сняв маску, изучила лицо и сделала запрос к базе данных. Согласно пришедший информации вторженцем оказался некий Рёдзи Кадзи, работник из института Мардук, в данный момент приписанный к германскому отделению НЕРВ.
Community content is available under CC-BY-SA unless otherwise noted.